пятница, 6 марта 2015 г.






Предисловие.

Жеребцова Елена Анатольевна родилась 16 мая 1951 года в Ростове-на-Дону СССР.  Это было тяжелое время после Второй мировой войны.
В ее семье любили читать книги, чтили историю и поощряли тягу к знаниям.
С ранних лет девочка много болела. После тяжелой простуды получилось осложнение на сердце.
Ее семья проживала в полуразрушенном многоквартирном доме без удобств, который жители самостоятельно восстанавливали по мере сил. Елена запоем читала повести и романы, слушала, как родные рассказывают о войне, о подвигах, о ценности человеческой жизни.

Когда Елене Жеребцовой исполнилось 15 лет, она переехала в ЧИАССР в город Грозный. Ее отец, Анатолий Жеребцов, снимал фильмы на местном грозненском телеканале и работал как журналист в газете. В Грозном Елена окончила школу.
Елена Жеребцова полюбила многонациональный край, где удивительным образом соседствовали и дружили разные народы: русские, чеченцы, ингуши, лезгины, татары, украинцы, болгары, кумыки, цыгане и другие.
После школы, Елена вернулась на какое-то время в Ростов-на-Дону и четыре раза пыталась поступить в Университет на факультет журналистики, однако по баллам не прошла. Конкурс был велик!
Окончила курсы шелкографии, работала по этой специальности бригадиром.

Елена Жеребцова с детства увлекалась творчеством: постоянно сочиняла стихи, любила декламировать, играла в Народном театре при Доме Учителя.
Не поступив на журналистику, Елена заочно окончила факультет дошкольного образования в Педагогическом Институте, работала в детском саду.
Ее первое замужество закончилось трагически: внезапная смерть оборвала жизнь любимого мужа. Елена приняла решение переехать в Грозный.
Там она приступила к работе в отдел снабжения на крупнейшем заводе «Красный молот», параллельно обучаясь в торговом техникуме.
Вечерами Елена Жеребцова занималась в литературном объединении «Прометей», где руководил известный ингушский поэт и писатель Саид Чахкиев.

Во втором браке, Елена родила дочь Полину, которую воспитывала одна, прививая ей любовь к литературе и искусству.
Жизнь не была легкой: смерть матери, уход за парализованной бабушкой, Первая чеченская война, вначале которой, под обстрелом, погиб в больнице отец Елены, участник ВОВ, Анатолий.
Затем случилась Вторая чеченская война с голодом, холодом, бомбежками.
Произошла потеря сердечного любимого друга, исчезла надежда на счастливую мирную жизнь.
Сейчас Елена Жеребцова пенсионерка, проживает на юге России, в маленьком селе, переехав туда из Чеченской Республики.
В ее сердце тоска и боль по утраченному Раю.
Она пишет стихи, в которых есть мудрость, осознание потерь и находок на жизненном пути каждого.

Больше всего Елена радуется людской доброте, когда преодолевая внутренних демонов, человек идет по пути света, стремится выполнять заповеди Бога, не обижает слабых, помогает немощным, поддерживает дружеским словом.



* * *
Я многое видела,
Думала - знаю, как жить.
Меня упрекали:
"Не тем ты молилась богам!"
Но Родине милой
Я все же смогла положить
Разбитое сердце,
К испачканным кровью ногам.

Мне дороги люди.
Их пули бездушия бьют,
Умы искажает
Все чаще конкретное зло.
И если ребенка,
Старуху-соседку побьют, -
Никто не заступится,
Скажут, что им не везло.

Родные поддержат:
«Воздаст пусть не ты, а другой -
Над подлостью время
Само совершит приговор!»
Удобно так жить:
Смирившись со смертной тоской
Годами молчать,
И терпеть клевету и позор.

"Грешна!" - мне сказали: -
"Ты книг золотых не нашла,
Ты только перечишь всему,
И страдать предпочла.
Когда на Земле
Воцарятся Любовь, Доброта,
Такие, как ты,
Не сойдут за плечами Христа!
Чем зло сокрушать,
Будь хитрее: учись
Свободу, здоровье беречь,
И бесценную жизнь!"

Но горе!
Нет сил равнодушно смотреть
На голод, на пьянство,
Разлучницу-смерть.
Вампиров (из властных)
С их вечной виной.
Спасенные Души,
Восстаньте со мной!
Меня научите -
Кричать мне? Молчать?
Пощечину ждать,
Вторую подставив щеку?
Ведь мне, как и вам,
Не плевать, что сжигают котят,
Вам горько, как мне,
Что нет денег на хлеб старику.



НИЧЬЯ

Здесь войны спектаклями ставят,
Придумал сценарий - давай!
Калечь и детей, и старость,
Круши все, и смело шагай.

Кто я? Кожи цвет смугловатый,
И темен зрачок моих глаз.
Наверно, мой предок когда-то,
Имел с африканкою связь...

А нос мой - с гордой горбинкой,
Такой носят жители гор.
Жаль, сердце больное, с щербинкой:
Инфаркты - как выстрел в упор.

Таджики, грузины, черкесы...
Есть предки: испанец и грек.
Армяне, поляки и персы,
А прадед мой  горец-абрек

Чуть крови украинской, русской,
Чтоб сделать меня добрей,
Но всякий ярлык мне нагрузка,
Иду я дорогой своей.

Отстаньте!!! Не чья я! Ничьею,
Навеки остаться хочу.
С Землей я роднюсь, всех жалею,
И в Вечность потом улечу.




АДРЕНАЛИН

Он весел был, он спорт любил,
Любил держать пари.
И про отвесных скал обрыв,
Над речкой говорил.

Ударясь головой о дно,
Хлебнув воды, без сил,
Он выплыть еле-еле смог,
"Адреналин...", - басил.

И вот в Чечне он на броне,
Гремит за взрывом взрыв,
И танк горит, он сам в огне,
"Аллах Акбар!", - призыв...

И отползая, весь в крови,
На пепел злых руин,
Он, вспомнив детский свой прыжок,
Шепнул: "Адреналин!".

Без ног вернулся в дом родной,
Жена ушла спеша.
"Адреналин!" - хрипел герой
Бутылкам и мышам.

И вот однажды он пропал.
Свою не запер дверь.
Дорогу новую искал
Он в монастырь теперь.

Там можно снять всю грязь с души,
Ведь Бог для всех один;
Читать, молиться, и в тиши,
Познать адреналин.




СОЛЖЕНИЦЫНУ

Ушел в запредельные дали,
Оставил сиротами нас.
Историк, писатель, скандалил...
Писал нашу правду для нас.

Посмертно красивые речи,
Упали, как женская шаль...
Отравой стреляют, калечат -
Потом утверждают, что жаль.



ВЛАСТЬ И НАРОД

Качественная говядина,
Грили, перец, соль,
Вина ценою в тысячи,
За окнами - голод и боль...

Плевать! Вот салатик заморский,
Костюмы, и платья в мильон,
И службы в церкви кремлевской,
Брильянтов искры и звон.

Мы вам раздадим обещанья,
Чтоб дольше вот так же жить,
А вы - умерьте желанья,
Иначе вас могут убить.

Не знайте воли-свободы,
Болтайте, прослушаем вас.
Благ ждите долгие годы -
Живем мы сегодня, сейчас!

Орущих: "Виват!" мы поддержим,
Простим им грешки, и грехи.
Пусть веселы будут невежды,
Пусть умники будут тихи.

Есть всюду особый работник.
Врет, путает, надо - убьет.
Конечно, он вор и угодник,
И жалость к нему не придет.

Исполнит все точно, как надо.
Скорей за украшенный стол!
Ведь Дьявол за высшей наградой,
В кремлевские залы вошел...



Не смейте стрелять в поэтов!

Не смейте стрелять в поэтов!
Привычка эта вредна.
Они оживут после смерти,
Так было во все времена.

Укол запоздал Высоцкому -
В том вечный врачам укор.
Зря пачкали ложью Есенина -
Он выпить любил, но не вор.

Тальков - потомок Христовый -
Похож на пророка лицом.
Он рядышком с нами снова,
Хотя и убит подлецом.

Не смейте стрелять в поэтов -
В совесть и честь Земли!
Их строчки - как песни ветра
Звучат и вблизи, и вдали.

Разбудят, обучат гражданству,
Любви к отчизне своей,
Расскажут про боль и пьянство,
Про нелюдей и людей.



 Дорога в храм
(по рассказу русского солдата)

 Война. По армии приказы,
 И пьянка липнет к нам зараза…
 Здесь честь мундира и разруха,
 Друзей потеря в заварухе.

 Ночной короткий перестрел,
 Укрыться кто-то не успел.

 Вновь взрыв под утро на дороге,
 А мы за ней смотрели, вроде…
 И два чеченских паренька
 У ног четыре башмака.

 Приказ: «Расстреливать! Не бить!
 Причастны к взрыву могут быть…».

 И женщин плачи и проклятья,
 (У мамы есть такое ж платье!
 Но только чуть другой фасон...),
 Трясутся руки. В горле стон.

 А парни долго умирают,
 И, молча, кулаки сжимают.

 Тошнит. Сержант кричит: «Плевать!
 Не смей здесь нюни распускать.
 И в нас стреляют! Не робей!
 Начальству нашему видней».

 Я, если вдруг домой вернусь, -
 То Богу в церкви помолюсь,
 Покаюсь искренне Ему.
 А маме кисть руки сожму.

 И ей про это расскажу,
 И шрам у сердца покажу.

 Не зная мертвых имена,
 Я их зову в ночи без сна.

 Зову своих, зову чеченцев,
 Старух случайных и детей
 Всех, ставших жертвой отщепенцев,
 Что нефть меняют на людей.

 Уйду в поля, и там заплачу.
 Мне жить хотелось бы иначе:
 Не воевать, не воровать,
 Не убивать, не умирать.

 2008г.




Чечня.
 
 Справа кто-то стреляет,
 Слева огненный вихрь
 Здесь идет разделенье
 На "чужих" и "своих".

 Там  - убитые дети,
 Здесь - скорбящая мать.
 Делит золото нефти -
 Одуревшая власть. 

 Кровь в реке пеной алой
 Из разорванных жил.
 У нас отняли  право -
 Быть счастливым и жить!

 Боль беды одинакова  
 Для одних и других. 
 А любовь всех оплакала,
 Долго  путая  их.




Памяти Натальи Эстемировой

(журналистке и правозащитнице, убийство которой так и не было раскрыто).

Память останется не обо всех.
И не каждый увидит Рай.
Большинство смолчит, чтобы быть "как все".
Дорогу сам выбирай!

Смотри, там трусость ждет за углом,
Уже навела пистолет...
И светит прощально окнами дом,
И ночь уходит в рассвет.


я и Бог

Поклон - восторг, ведь я - Твоя раба.
А Ты - любовь моя! Любовь всегда права.
Пусть ложь и страх не вытравят любви,
И будут пусть слабы враги мои.

Молюсь. Прошу защиты и добра.
Ни золота, алмазов, серебра...
А помощи, идущей от людей.
Таких, что с детства преданы Тебе.

От лет седею я. Но страха тела нет,
Есть груз потерь. И боль суровых бед.
Благодарю за милого, что дочь светла, добра.
За травы над могилами. За башен купoла!

Жаль, радость так мала, что встретилась со мной.
Веди меня всегда - Дорогою прямой!
Храни от зла. Храни от колдунов,
Что блага обрели вязанием узлов.

Спасибо за луну, за солнечный закат,
За россыпь звезд в ночи, что молча говорят.
За мост из радуги - наш общий путь на Небо.
За родники в лесах и запах булки хлеба!

Прошу! Собак - прости! Я очень их люблю.
Они мне заменили погибшую семью...
Поклон - восторг. Пусть, я Твоя раба,
Но Ты - любовь моя! Любовь всегда права.



SOS - Спасите наши Души

Отвлекаем себя от грязи,
От забот, от пакостей века.   
Так спасаем мозги от заразы, 
Разлагающей человека. 

Выживаем, в искривленных судьбах,
Отыскав тропинку - лазейку.    
Забываем скотство Иуды,  
В Рождество, вкушая индейку.   

Приукрашиваем, все что видим.  
В том числе дорогих и любимых.  
С дня рожденья стремимся к Исходу
Так отчаянно, неумолимо.   

И, цепляясь за мелочи светлые, 
Расправляем душу и тело.  
Оставляем зарубки приметные, 
Чтоб вернувшись, дела доделать.





Горсть родной земли

 Я прошу: Кто в далекий отправится путь
 Горсть земли, мне родной, привезите!
 Я мечтаю ее, как котенок, лизнуть.
 На ладонях рассыпать, лицом утонуть.
 Без нее мне не жить! Помогите!

 Эту землю могла бы я трогать рукой
 И у сердца - носить талисманом.
 Мне б хотелось, чтоб в Вечном Раю, где покой
 Было место Чечни, без обманов.

 За страдания всегда полагается Рай
 И конечно святое прощенье.
 На рассвете, во сне вижу милый мой край:
 Город Грозный, леса и селенья.

 Там и лица друзей, и приветливость фраз,
 Снова блеск глаз живых и улыбки!
 Вижу ночи счастливые, трудные дни,
 Все победы свои, все ошибки.

 Вспоминаю обиды на Родине, там....
 За тревожной границей земною.

 Выше небо в Чечне! Гуще, слаще туман!
 Дождь другой. И весна... Все другое.

 У подножия гор жизнь моя протекла,
 Вроде горной дороги с изгибом.
 Там любовь и судьба догорели дотла,
 И с любимыми вместе погибли.


 Я в походы ходила, пила с родников
 Я молилась - война не мешала.
 Черный снег я топила: в нем пряталась кровь...
 Эту воду я детям давала.

 И мужали они и делили глотки.
 Те, кто с совестью - нам помогали.
 Не таили мы злобу в военные дни
 И про голод порой забывали,

 Занесло далеко ветром злых перемен,
 В край чужой, где бездушье и пьянство.
 Но не стало здесь легче: море - проблем.
 Горсть земли, что из детства - лекарство.

 Я прошу: Кто в далекий отправится путь
 Горсть земли, мне родной, привезите...
 Я мечтаю ее, как котенок, лизнуть.
 На ладонях рассыпать, лицом утонуть.
 Без нее мне не жить! Помогите!

2010г.




Парню, который прислал горсть земли

Незнакомый знакомец,
Вы читали стихи?
Или книгу листали
От волненья, тихи?

Или ангелы ночью,
К вам пришедшие в сон,
Принесли и озвучили,
Мой отчаянный стон?

Велика ведь -
У помощи вашей цена!
Сам Всевышний прислал Вас,
Наша вера - одна.

Мы роднимся по мыслям,
Ощущению  дней...
Мы  желаем  жить чисто,
Все сильней и сильней.

Имя ваше не знаю,
Но из дальней дали...
Для меня вы прислали,
Горсть родимой земли!

Вам спасибо земное
И мой  низкий поклон...
Будь доволен Всевышний,
Вот такими, как он!

2013год.




Березка

Березка мелкими листками
Печально, тихо шелестит.
Качает тонкими  ветвями, 
О юности  своей  грустит.  

Рассказывает про былое, 
Про чей-то плач, про чей-то смех,    
И стынет зимнею порою, 
Когда с небес стекает снег.



Клеветникам

Я лишь Всевышнего боюсь,   
А подлецам -  не удивлюсь,   
Видала всех и разных,   
В деяньях безобразных.      

Вы, станьте мысленно туда,    
Где голод, бомбы, смерть. 
И будьте ранены, как я,    
Не в силах умереть.

Вас приглашаю хоронить    
Отца, что был герой. 
Но бомбами в Чечне убит,  
Своею же страной!     
      
Со мной на трассе, в холода.  
Где кружит вертолет,    
Постойте, как стояли мы 
В тот предвоенный год!

Как крылья, руки распахнув,   
Чтоб не  впустить войну.   
Так я стояла целый день,    
Чтоб уберечь страну.    

Из восемнадцати ребят все живы,
До сих пор!
Мы с рынка, бросив свой товар,
Летели, камнем с гор...  

Кричали: - "Не стреляйте! Нет!!!  
Мы - матери стоим.
Чеченцы! Возвратить детей    
В Россию мы хотим!"   

А автоматы - с  двух сторон,   
Ведь посредине мы... 
Вот так в Чечне хотели жить,   
И избежать войны.  

Солдатов тех всех увезли.  
Их дома видит мать!
А ВЫ где были в эти дни?   
Извольте рассказать!  

Возможно, воевать пришлось.   
Калечилась Душа...
Вы тоже, хороня своих,   
Рыдали, боль глуша.

А мы узнали: нефть почем,
Вкусили вихрь смертей.
И научились различать:
Людей и нелюдей.  

Кричали дети все в крови,  
Стонали старики.   
Обида к нам  пришла не вдруг,      
А с Ельцинской руки...   

Мои детишки, как и я -  
В осколках - (се ля ви! ),  
Учились мужеству в те дни,  
И правде и любви!   

Не Вам  - Всевышнему судить!    
Но, изучив вопрос,   
Вы без войны старайтесь жить,   
Подольше! И всерьез.



сон об Иисусе

Иисус мне снится, в джинсах, современный.
Зовет с собой, устало говорит.
Мне объясняет: "Сказка, что когда-то,
Я на кресте без жалости убит.

Иначе было, но о том смолчу.
Я ссор, скандалов в массах - не хочу".
И объясняет: "Я - в твоих друзьях.
Имен у Бога много, есть "Аллах".

Народы имена дают свои...
Но лучше б жили в мире и любви.
Пророки все дружны между собой!"
Я говорил: "За мной придет другой!

Мухаммед - даже имя называл!
Но это очень мало кто узнал.
Внимательность при чтении нужна,
Пророков там святые имена.

К народам разным посылают весть
О том, как надо жить: не пить, что есть.
Жениться как, и что носить...
Со старшими, с детьми как говорить!

Мы учим Вас терпенью и добру,
Любви, молитве рано поутру.
Постам и скромности, и противленью лжи.
Но кто послушался? Народ тот покажи?!

Потом обиды, слезы и вражда.
Опять свернули люди не туда!"

Под утро облаком светло его лицо.
Я кулачок разжала - в нем кольцо.
Не знаю это камень иль металл,
Но верю, что Иисус колечко дал.



Прогулка

Нас трое, озеро и лес.
Идем за солнцем торопливо.  
И стонет кустик сиротливо.
Зачем он в воду сам залез?

По берегу втроем идем, 
Без песен. Тихо. Только смотрим - 
Хранит огромный водоем: 
Холмы, деревья, чьи-то окна.

И все село прокралось вглубь. 
И ждет чего-то. Может, чуда?  
Вечерний ветерок на грудь,
Швырнет прохладу неоткуда.  

Вот так - любуясь и любя,  
Мечтаем мы о лучшей доле,  
Где нет обид, и нет неволи. 
И нет разлук, и нет вранья.

А тучка бросит в нас дождем,  
Очистит Души без кокетства.    
Что сможем, то переживем,   
Покой и отдых, сказка детства.



Картинка

Ревут веселые моторы, 
От лодок волны неспроста,   
Как малые поднялись горы, 
В них можно прыгать... Красота!  

Они качают с легким шумом. 
Они ласкают и манят, 
И грустные уносят думы.
Играть, шалить - всегда хотят.

И дети стайкой рыб взлетают, 
И вглубь ныряют не дыша.  
Они хохочут и играют, 
Катая в круге малыша.  

Без ругани, без пьяных взрослых,  
Здесь хорошо травой шуршать.
Среди березок низкорослых, 
Любуясь небом, полежать.



Поэту

Нечисть вернее вычистим словом,
Словом раскроем всю ложь!
Пуля - дуреха стала основой.
Жалит как злая вошь.

Но не молчи поэт, не смущайся,
Главное - не боись!
Словом возможно бороться за счастье.
Жаль, что оплата - жизнь.



Дочке в эмиграции.

Я знаю! Я знаю! Все правда:
И сон и эта стрела...
Дорога туда куда надо,
Неспешно тебя привела.

К синеющим небом озерам!
К сосновым, кедровым лесам.
К местам, где гуляют олени,
И к сказочным чудесам.

Здесь отдых спокойный и чистый,
Как снег, что в сугробах лежит.
Сиянье на небе - лучисто,
Костром сверкает, дрожит.

А звери? Какие звери!
Доверчивость льется из глаз!
Стираются боль и потери.
И радостно сердцу сейчас.




Сельская бабушка

Квартира скромная. Седой венец волос.  
Душа - ребенок маленький, постарела от слез. 
Одиночество каменное, вечный холод стен.
Семья исчезла в пламени военных проблем. 

Сгорбилась старушка от дум своих лихих,   
Тяжела подушка в слезах ее сухих.
Кто стоит за дверью? Пара добрых глаз? 
Заходите в гости! Рада видеть Вас!

Напою всех чаем, о жизни  расскажу.
Я, когда скучаю, то носки вяжу. 
Распускаю свитер старый на заре,
Носки даю детишкам, что в моем дворе. 

Напеку оладьи - сразу всех зову! 
Жаль едят, не глядя, а потом - уйдут.     
Поняла, что длинною жизнь моя была, 
Потому что, милые, я Вас всех ждала.



Крылья

Мои крылья в крови расстреляли, разбили.
Не пойму, почему меня не убили?
Видно я воспарила не над теми местами.
Не того полюбила, не там счастье искала. 

Ведь такое бывает: ошиблась с рожденьем.
Прах и пепел - растают, как достиженья. 
Жизнь сломали, есть только горечь, болезни.
Всех убитых оплачу, а после - исчезну.



Надежда матери

Ребенок болен и смятенье.
И боль отчаяния в груди.
Плевать на Рай и воскрешенье!
На все, что будет впереди!

Но снова для вражды и смуты,
Болезней, зависти, войны
Детей рождаем почему-то
Хоть знаем: все обречены.

Предчувствий гнет, сомнений омут
Не гладки на земле пути.
Слаба надежда, что не тронут,
Что счастье ждет их впереди.

Вдруг подрастут - не будет злобы,
Подлогов, хамства и невежд.
Вдруг люди добрые помогут,
Коснуться краешка надежд?! 

Ни революций, ни восстаний.
Терпение и доброта
Защита - ангелы с крылами,
Небесный свет, и красота.



Коту

Кот товарищ проверенный, бодрый
Лижешь  щеки, сладко поешь,
Как собака предано гордо
На прогулку со мною идешь

Людям всем бы вот так подружиться,
Пожалеть друг друга, лизнуть
Веселиться играть и кружиться,
И на теплой постели уснуть.



Назад в детство
      
В детстве мы были другими:
Друзей всегда защищали, 
Зверюшек, природу - любили.
Обиды быстро прощали.

Понятие: "НЕСПРАВЕДЛИВО"-
Мерилом поступков было.
Когда играли в героев - 
За правду сражались красиво.

Теперь в масштабных спектаклях
Статисты без права фразы
Седеем  быстро, до срока 
И следуем диким приказам.

Мы всех режиссеров не помним,
Возможно, просто не знаем!
Ночами бессильные слезы,
Горячим комом глотаем.

Смиренье, покорность, сонливость
Внедрили в сознанье отравой.
Понятие: "НЕСПРАВЕДЛИВО", 
Сменилось понятьем: "БЕЗ ПРАВА!"  

А лживая демократия
Все чаще стреляет и режет
Держава живет по понятиям, 
А вот по законам все реже. 

Кто виллы скупает повсюду? 
Кто нежится на побережьях?    
Машин многочисленных чудо,
Чьи слуги моют так нежно?

Чтоб после вот эти машины 
Могли, словно ветер мчатся,
Сбивая насмерть невинных
Блестяще и безучастно.

Владельцы нефти, алмазов  
Торгуют нашим всеобщим! 
Не жили ведь мы ни разу 
Как их сыночки и дочки.

Народ все молчит и кивает,
Где надо -  хлопнет в ладоши.
Смекалистый!!! Понимает,
Что дольше живет хороший.

Послушный и тихий, не дерзкий,
Влачит равнодушные дни.
Не делать движений резких -
Тогда лишь продлятся они...

Безграмотность, отупение,
Усталость от пьянки, и бед
Впились как браслеты сомнений 
Без детских счастливых побед.



Стране

Продавец побледнела, как мумия,
Испугалась криков она:  
Дайте  средство! Скорей! От безумия! 
Заболела родная страна!!! 

Бьют друг друга с особой жестокостью,
Загоняя  в очерченный  круг.
Кормят сказками, душат подлостью
И стреляют, воруют, лгут.

Нет мне помощи в белом халате. 
Стынет девушка-приведение,
И мечтает, стоять вдоль дороги, 
Иль себя продать в "заведение".  

Там зарплата! Там шмотки, машины  
И шампанское, и шоколад!
И такие бывают  мужчины!
Каждый весел, плевать, что гад!  

Правда, изредка давит милиция,  
И бесплатно чиновники жмут.
Остальные с бумажными лицами,
Как в трубе теплотрассы живут. 

Безработица - факт печальный:   
Море пьющих! Забыться бы в снах!
Старики  погибают отчаянно,
Криминал нагоняет страх.

Продавщица, ты ангел в белом, 
С блеском нежным на юных губах. 
Ты мечтала быть очень смелой, 
Вольной птицей парить в облаках. 

Мы с тобой дорогая похожи,
Неумением лгать, воровать
Потому и зарплаты ничтожны,  
Каждый месяц нужно - занять. 

Бронестекла в дворцовых фасадах,
И Рублевка шикарностью жжет...
Не мечтай о таком! Не надо!
Догадайся, что всех их ждет.



В селе

Здесь три клена, как три мушкетера,
И подружки - березки стоят.
Ни о чем со мною не спорят,
Лишь листвой, как дождем, шелестят.

Уговаривают: "Успокойся!
Позабудь про беду и войну!
Ты росою с листьев умойся,
Хочешь, капельку выпей одну.

Посмотри, ведь мы все, красивы
На людей похоже слегка
Хочешь, встречу устроим с ивой,
Над тобой покружим облака?

Стой! Не плачь, ведь слезы солены,
А от соли пустеют моря.
Видишь пару юных влюбленных,
Их глаза, словно камни, горят?

Слышишь? Птицы замолкли, и снова
Свои песни для  нас завели.
Там, у озера кустик стонет -
Ему, мало досталось земли.

Жди! Наполнится музыкой небо,
Как седой мировой океан
Твой любимый, где бы он не был, 
Отдохнет от предательств и ран.
  
Назовет он тебя перед Богом
В золотом небесном краю,
И для встречи замрет на пороге,
И беззвучно прошепчет: "Люблю!"

И от слова с нежностью теплой,
Закачаются воды и твердь.
Вот  тогда спокойно и гордо,
Сможешь ты, наконец, умереть!"               



На Красной Площади...

Вновь концерт! Отдыхает держава.
Два часа, почти три, без забот
Все желают зрелищ и славы,
Надоели усталость и пот.

Ведь зарплаты гроши, а цены...
Невозможно, не голодать!
Здесь, в Москве, красавец со сцены
Всем вещает про благодать.

Он пробился дерзкий, упрямый,
Он для многих сверкающий Бог!
И качаются руки как пламя,
А мотив ни печален, ни строг.

Облака из духов до рвоты.
Майки, джинсы и кепки - тут!
Три часа забыв про заботы
С ним на площади люди поют.

Ориентируют массы на храмы,
Юмор пошлый, на ерунду.
И на телеэкранах реклама,
Предлагает для всех лабуду.

Нас зомбируют отовсюду:
Всем рожать, спешите скорей!
Мамы ждут получения ссуды...
Ждать не долго - 1000 дней!

И психологи жутко в моде,
И лечители, и ведьмаки.
И безумство привито в народе,
Словно оспа в предплечье руки.

Жаль фашистское злое племя,
Возродилось из прошлого тьмы.
Дяди  хитрые дали  тему:
"Вы всех лучше" - девиз войны.

Темнокожих людей убивают,
Стала модной в убийство, игра.
Выстрел краской попал - уважают,
Повторяет игру  детвора.

Лучше петь, чем выть оскорблено,
Вспоминая обиды свои.
Льется музыка, и в небосклоне,
Над Россией песня парит...



Собаке

С рыжей лохматой собакой
Очень сдружились мы.
Она подает мне лапу,
Обнимемся - видим сны!

Она охраняет учтиво
Старое платье мое,
И прыгает ловко красиво,
Ныряя со мной в водоем.

Желанья людские иные:
Водка нужна и успех.
В любви победы
Отныне забыты и стыд, и грех!

И новых праздников даты,
И хитрые короли,
Веру, как было когда-то,
В свое расписанье внесли.

Легко научились поклонам,
Мучителю древних - кресту.
Молитвы летят к небосклону,
К спасителю мира - Христу.

Не помнят, возможно, не знают,
Что знак этот - символ конца,
Энергии крест замыкает,
И горечь стирает с лица.

А смерть - новой жизни начало,
Для нас неизвестной, другой.
Здесь мать колыбельку  качала,
Там звездный холодный покой.

Единство с природою вечно,
С травою, с рекою и псом...
К ним нежность моя бесконечна,
Земля - мой прекраснейший дом.



Старость

Гнусь под вечер так давят заботы,
Телевизор  вещает про Рай.
Надоел беспредел до икоты,
Равнодушием болен мой край.

Интересно, на Небе есть взятки?
Есть интриги и клевета? 
Если там как у нас порядки -
Значит, зря распинали Христа...

Хорошо, что ангелы плавно  
Разлетаются по делам,
И легко очень точно и славно
Расставляют все по местам.

Вновь надеюсь, на помощь Бога,
Он  всех  выше, сильней и мудрей.
Доберусь до святого  порога,
Чтоб назад возвратиться скорей.



Молитва

Все простить сумею. Все! Но кроме лжи.
За нее  Всевышний, строго накажи.
Я молюсь не часто. Ты меня прости
Везение и Счастье к людям отпусти...

Пусть они летают, с птицами кружат
Кто удачу знает - жизнью дорожат .
Я забыть не в силах глаз любимых взгляд,
Всех родных могилы, горечи утрат.

Помоги Всевышний, не сойти с Пути,
Дальняя дорога - тяжело идти...



Женщине

Зря не веришь в возможность счастья,
И печалишься день ото дня.
Ты не будь ко всему безучастной,
Не надеясь и не горя...

Зря на берег пустынный ходишь,
Помолчать у глянца воды
По траве желтеющей бродишь,
По песку в ожиданье беды.

Распрямись! Помощь - луч от солнца
Если ночь - то она от луны.
Память эхом в душе отзовется,
Разбивая стекло тишины.

И тумана растает вата,
Звезды ярко сверкнут с небес.
Улыбнись! Как с любимым когда-то,
Василькам по дороге в лес.



Одинокая осень

Мокрые темные листья
Им все равно, где лежать.
Слабый снежок неказистый
С дождиком выпал опять

Тянутся длинные ночи,
Чтоб мы могли отдохнуть.
Сны то ли беды пророчат,
То ли подсказка, где путь?

Вижу я синее море,
Горы вдали... Города,
Дальние страны, в которых
Мне не бывать никогда

Спать бы всегда, не проснуться.
Комнатка - клетка моя
Стыдно по- нищенски гнуться
Мысли как искры, тая.

Много читаю: мне - мало.
Нет здесь надежных людей!
Вою по-волчьи. Устала,
Жить без семьи, без детей.

2007г.




Любимому

Душа пассивна, без волнений
Устала ссориться с Судьбой
Любимый! Как продлить мгновенье
В час расставания с тобой?

Земные встречи так недолги -
У каждого особый путь.
Разлука, прячась за порогом
Присела, чтоб передохнуть.

Вздохнет и примется по свету
Сердца разбитые кружить.
И старить их, пугая смертью,
И заставлять без счастья жить.

Здесь рябь воды, шатер из света
И запах трав, и стон цветов  
Мне на земле напомнят небо
И райский сад без подлецов

Настанет день, когда избавлю
Себя от тела своего...
Свободной, легкой сразу стану
Не взяв с собою ничего

И в этом прелесть, в этом - правда
Лишь луч и ветер, и простор
А ты как высшая награда
Чтобы встречать меня пришел!

Ввысь поднимусь, где сладко, свято
И дождь, и музыка - слились,
И затоскую для возврата
В то место, где мы родились...



Эмиграция

Снова рядом с тобой в золотой тишине 
Вспоминаем, как жили в угрюмой стране
Удалось уцелеть, но остались вдали
Два десятка имен, что забыть не смогли.

Там ветшает, тоскуя ненужный нам дом,
Много пьяных, и плачут тайком за углом.
И молитву траве шепчет старая мать
Невозможно увидеть и просто обнять. 

Мы в Раю, ну а в прошлом обиды и Ад -
Потому нет желания вернуться назад!



Прошлое

Семья все бережно хранила
Предметы, фото сквозь года,
Чтоб дети предков не забыли
И не предали никогда.

Склонившись в трепетной молитве
Едины были в страшный час,
Кто выжил с теми, кто погибли.
Я знала вас, я помню вас!

Разноязычие звучало.
Чеченский, русский - все одно.
Мы одинаково кричали 
Увидев огненное дно.

Теракты всюду - это память,
Вновь гибнут люди без вины.
Но от вражды давно устали
Потомки нефтяной войны...



Ад и Рай

Ад и Рай - несовместны, вы скажите.
Ад, он лучше, - там  памяти нет!
А в Раю можно встретить отважных,
И гармонии чистый свет.

Поднимаясь в туннель, с легкой дрожью,
Опускаемся искрою вниз...
Своей жизнью мы Бога тревожим,
Что придумал судьбу как каприз.

Он сберег и хранит книгу-смету,
Где записан порядок всех дел.
Но грустит и болеет планета,
Что мечталось - не каждый успел.

И свернул, не поняв назначения,
И увлекся неглавным, другим.
Ад и Рай - есть две точки свечения 
Как две станции. Поезд один!



Завещание

Не смейте хоронить в гробу!
Там тесно душно, словно в полдень
Я  на костер сама взойду,
Чтоб лучше Родину запомнить!

Желаю пеплом легким стать, 
Ведь  пепел может ветер сеять.
Я  буду над землей летать, 
Чтоб все узнать, чтоб все проверить.

Мой скорбный пепел, он как яд
Коснется губ неслышным стоном,
Враги мои не устоят -
Сожженных пепел непреклонен!

Гордыня мерзка и страшна,
А зависть только войны множит.
Я океан пройду до дна,
Дни своей жизни подытожу.

И снегом в горы упаду, 
И поплыву в озера сине.   
И к вам в окошко загляну,
Затем чтоб вы меня простили.

Свободу обрету быстрей, 
Чем те  - кто долго с телом связан, 
Кто следует тупым приказам,
И материален без затей 

Дождь - проводник в ядро глубин
Моей прекраснейшей планеты.
Потом -  взлечу, теплом согрета
Из родников, из белых льдин

Прости Всевышний, что немного
В твоих чертогах погощу.
А Ты меня как недотрогу
Не гладь устало по плечу.

Я все пойму, я отстрадаю
Потом на Землю: в новый путь!
Здесь ждут меня (я это знаю),
Долги свои должна вернуть...

Вторая чеченская, 2000 год.



Соседу Вовану

Ты шел, как обычно, качаясь
К полудню не сыт, но пьян
И дети камни бросали,
Кричали как в детстве: "Вован!"

Весеннее солнце светило,
Ты делал сердитый вид,
Орал прилагая все силы,
Что будет насмешник убит.

А дети не знали: путь труден,
И тяжко когда  холода
А рядом сытые люди,
Дающие хлеб иногда...

Все смолоду весело было:
И девки, и водка, и пляс!
Из школы с уроков сбегал ты
С пучком сигарет про запас.

А мать все ругала, корила
И ставила брата в пример!
И сердце в предчувствии ныло,
И галстук срывал пионер

А водка, как званье мужчины,
Стояла всегда на столе
И стала ошибок причиной,
И злое таила в себе 

Живешь одиноко и грустно:
И голод, и грязь, без друзей.
Сгораешь ты дерзко, по-русски.
Желаешь подохнуть скорей.

Как жаль, ведь души твоей чары
Открыты для книг, для мечты.
И взгляд карих глаз нестарый,
И мысли бывают чисты

О, если начать все с начала...
Ты смог бы все изменить:
И мать бы тогда не кричала,
Не стал бы ты пить и курить.

Минуты бегут будто блохи, 
Уносят и дни, и года.
Что помнится? Радости крохи,
И разная ерунда...

"Я сильный, я смелый, я верный.
Поверьте, не подведу! 
Я прежде был глупым и скверным
Себе и другим на беду" -

Так хочется крикнуть! 
Но страшно, а вдруг, ни слова в ответ?
Жаль жизнь, что так быстро погасла,
Жаль пусто растраченных лет.

 Россия

Давно уж петухам работать не с руки,
И яйца возят к ним, и курочки тихи...
Ресурсы продаем и девок продаем!
И деток продаем! Мы весело живем.

Играемся в любовь, законы - пустяки.
Стреляем вновь и вновь, как в нас боевики!
Прощаемся - грустим, но это лишь на миг.
Бутылка над страной, как колокол звенит...



Вечер

Снова одиночество.
Двери на запор!               
Очень уж не хочется,
Чтоб забрался  вор.

Денег нет, нет золота -
Только память дней,
Шпилькою приколота
К седине моей



Ельцину Борису

Сегодня день рождения,
Того кто начал бойню.
А прочих достижений
Простите, я не помню 

Не слушал он Госдуму,
И нищий свой народ -
Вот от чего теракты
Гремят не первый год!

Бомбил заводы, школы,
Больницы и сады,
Плодил убийц и воров -
Вот все его "труды"!

Пять школ сменила дочка,
Все пять - гора руин.
Дом разбомбили ночью,
Там жил старик один.

Неделю к нам сквозь плиты,
Летел хрипящий стон.  
О! Сколько же убитых,
Сирот со всех сторон?!

И вдов, и одиноких
Забытых матерей...
С ним был согласен кто-то,
Плюющий на людей

Не слышен нищих голос,
Лишь тех, кто богател -
В величии безумства,
В карьере грязных  дел

Дорогой беспредела
Страна  идет  вперед! 
До  рвоты  надоело,
И страх на лбу, как пот.

Справляя день рожденья
Давайте вспомним вновь
Как выживали семьи,
Как рушилась любовь.  

Детей, что голодали,
И снег топили - пить.
Всех тех, кто умирали,
А так хотели жить!

1 февраля 2005г.




Делопроизводство

Нам придумали дом и роскошь, 
Нелюди, обокравшие всех.
А потом добавили пошло
Много грязи, имея успех

Кто поддерживает подобных?
Кто готов им служить слугой? 
Это просто от неугодных 
Избавляется край родной  

Есть такие лихие обманщики
Фабрикаторы ложных дел
Так подставят - оближешь пальчики,
И всеобщий царит беспредел...



Письмо в зону соседу Сереже

Всем привет вам ребята!
Я вне банки консервной
На свободе и воле -
Здесь бардак запредельный.

За флажки не все волки
Успевают удрать,
И как прежде двустволки,
Продолжают стрелять.

Здесь, на воле, карьера
Через списки врагов,
И у киллеров дело
Есть в стране дураков.

Ведь работая честно
Нет  возможности жить,
Вся надежда на Бога
Долго чтоб не тужить!

Бог наставит на подвиг,
На  любовь и на взлет,
Обратишься, как к другу,
Помощь сразу придет.

Радость редко, лишь спьяну,
А по трезвому - жуть.
Повиниться бы маме,
Юность снова вернуть!

И начать путь с начала
Ровный, четкий, прямой.
И забыть про печали
Под бездушной луной



Подумал не так - не угоден

Убийство стоит на потоке
Жестокий, железный век
Подумал не так - не угоден:
Исчезнет пусть человек.

Голодные, злые мальчишки
Мечтают удачу поймать,
Забыли про мудрые книжки -
За деньги идут воевать.

Есть фильм, где за веру и святость
На брата бросается брат,
Когда растеряли мы жалость
К груди повернув автомат?

Ау, где же ты свобода?
Работать, любить, созидать.
По вкусу, себе время года
И место для жизни, искать?

В квартире своей, я ходила
Собачьей повадке под стать,  
Детей и старух научила
На четвереньках шагать! 

Так мы при обстрелах - спасались,
Так жили не год и не два -
Делили хлеб, не ругались,
Когда ворвалась к нам война.

Зеленка и кровь на стенах,
Коптилка и холод, и смрад 
В дни осени той военной,
Прохожий, родным был как брат 

Я, выбежав в час обстрела, 
Кричала: - сюда заходи!!!
Спасали домашние стены  
Подобьем щита на груди. 

Есть в жизни ошибки и правда,
Утраты и прямота
Возможно за это когда-то, 
Распяли Иисуса Христа.  

За это добавили яда 
Мухаммеду - на беду.  
Убийцы не  знали: Награда
Есть смерть, и морщинки на лбу.

В слепом подчинении власти
Не раз отправлял наш народ,
Презревших духовное рабство, 
В высокий небесный свод. 

Потом открывают музеи. 
Гордятся и учат труды, 
Сегодняшние фарисеи - 
Предвестники новой беды



День гнева - 20 марта

Наказуемое зло клеветы порочной,
Мимо нас ты не прошло -
Прилепилось прочно.
То ли  премии важны, толь чины-награды,
Расплодились, как в Аду
Оборотни - гады.

И в бреду военных дней, снова убивают,
Очевидцев из людей
Грязной ложью хают.
Фабрикуют здесь дела
Больше чем в гражданскую,
И, похожа стала Русь
На могилу братскую

Болен пьянством нищий люд,
Скудностью питания -
От того все больше мрут,
И не в почете знания.

А в чести лишь хам-кулак
Он всегда был в доле.
Не насытится никак
На слезах и горе.

Гнев рождается в сердцах,
Гнев и непокорность.
И желанье наказать
Всех, забывших совесть!



Мой день

Запишу в свою тетрадку,
Упражненья для зарядки
Мне прогулка - не нагрузка
По лесной тропинке узкой.

Я с собаками играю,
И цветам стихи читаю,
И бегу  по травам  влажным,
И кажусь себе отважной!

А потом готовлю завтрак
И жую с семьей кошачьей
Мы мурлычем "Ох, как вкусно"
И зовем к себе удачу

А  покончив с этим делом -
Убирать берусь я смело: 
Кипячу соседу чай
И пишу, чтоб не скучать.

Полнятся стихом тетрадки
Обо всем и по порядку.
Как дневник мои стихи
То смешливы, то тихи.

В них все добрые друзья
В них враги, вся жизнь моя. 
А когда дневное солнце
Плавит тонкое оконце

Книги просятся на стол, 
Чтоб неспешный разговор 
Обо всем со мной вести
От тоски меня спасти. 

Между небом и землею 
Я живу не беспокоясь 
О наживе, о вещах
Знаю точно - это прах.

Соль земли - помочь другому
Кто-то стонет, кто-то болен, 
Кто-то заперт и в неволе, 
Где-то смерть и в доме горе.

А кому-то просто грустно. 
Не вредить - вот в чем искусство 
Выше доли не хочу -
Приходите, как к врачу!



Что нужно?

Евро есть и доллар с ликом президента
И рубль деревянный. А нужно ли все это?
Мне бы надышаться моря вольным ветром
В горы бы подняться, побродить по свету!

Океаном плавать, с чайками играя.
Целовать любимого рядом засыпая.
А поутру снова за столом огромным,
Собирать детишек, чтобы пели  хором           



Вопросы

Когда заживем мы достойно, 
На старой планете, усталой
Все споры, решая бескровно
Забыв об огне и о стали?

Доверимся по договорам
Да здравствует вежливость магов!
Секретных лабораторий -
Дающих рабов не надо!

Уменьшим распад от пьянства, 
Разбой и аферы на крови
Мальчишеское хулиганство -
Растить в криминал не стоит!

Ох, эти лихие парни! 
Орущие от восторга 
Их игры давно без правил
И х*й поминают, и Бога...



Не желаю знать последних новостей

Не желаю знать последних новостей
И встречать и провожать своих гостей
Не хочу смеяться шуткам и грустить
Свою душу хочу в танец отпустить

Закружит пусть, замелькает, заискрит 
Пусть от музыки не тает, а взлетит
Сочиняет все движенья на ходу. 
Я не буду ей мешать, я подожду!



Что от жизни остается?

О смерти справка выдается.
А что от жизни остается?  
Ребенок, дерево, цветок...
Листы исписанной бумаги,
Платок для слез в соленой влаге.

Одежды сброшенная шумность... 
Надежд несбывшихся угрюмость 
Любимые, что одиноки 
И книги - мудрых мыслей строки.
 
И фотографии в альбомах
Давно утраченных знакомых...
Еще собака громко плачет,
Котят сажают в мокрый  ящик
Без жалости выносят вон...
На гибель каждый обречен!

И зарастет в саду дорожка,
И срубят вишню под окошком 
А бабушки в подъезде рядом,
Вздохнут, что быть добрее надо.




Мечты

Куда приводят мечты?
На остров, где пальмы и море.
В березовый лес или в горы
К вершинам, что снежно чисты.

Мои же мечты лишь в город
Растерзанный гордый, ведут.
Жила в нем счастливой, без горя.
Была там смелее, чем тут.

Любила, была любимой,
Имела свой кров и семью.
Теперь я ветрами гонима,
Обиды и бедность терплю.

Мечтаю я сделать свой выбор,
И впредь не боятся огня…
И что бы с дороги не выбить,
Нападками злыми меня.

Мечты разрешают мне встречи,
Беседы неспешную нить.
Реальности будней перечу,
Живу без желания жить.

Вновь вижу коптилки пламя,
Меня обняв за плечо,
Мне шепчет мальчик: - «Маманя!
Мне страшно. Не жил я еще…»

Как принц он красив, благороден,
И дорог, как сын мне навек.
За дерзость властям не угоден,
Он спас мою дочь, человек!

В мечтах моя девочка нежна,
Как Ангел, дарующий свет,
В просторных, небесных одеждах,
Шлет в мир доброту и привет.

Другая, тогдашняя, с ясной,
Чуть грустной улыбкой лица,
Она как невеста прекрасна,
Все пишет в тетрадь без конца.

Так было! И это есть знаки,
Дорожные знаки Судьбы…
Теперь же семья мне – собаки,
Подростки, соседи мои.

Возможно, что здесь и погибну,
Затянет местная грязь…
Мечтаю, чтоб жив был любимый,
Как песня что ТАМ родилась.



Дочери Полине

Как редко случается чудо,
Как мало счастливых дней.
Ты – ангел, сошедший оттуда,
Из мира лучей и теней.

Я долго тебя ожидала,
Ночами лежала без сна,
Мне встречу, весна обещала,
И мне не солгала она.

Наставники сердца: Высоцкий,
Царицинский - узник Судьбы.
Конечно, Учитель мой – Стоцкий,
Всегда и во всем Вы правы.

Ахматовой тонкие шали,
Вертинского сладкая грусть.
В решенье меня поддержали –
Родится доченька пусть.

Булат Окуджава твердил мне:
«Земля станет лучше, поверь.
Тепло, комплименты – взаимны,
Им внемлют и птица и зверь».

И я, собирая их строки,
Готовилась к встречи с Тобой,
Лились золотые потоки
На путь одиночества мой.

Восторг и Восток так похожи,
Как пальцы у каждой руки,
Пусть мудрость Хайяма поможет
Тебе через беды пройти.

Я знаю: ты землю украсишь
Своей непростою Судьбой.
Вражду и обиду погасишь
Сердечной своей добротой.

Ты помнишь? Картина висела,
На солнечной в доме стене
Художницей, скромною девой,
Была подарена мне.

Жена Гераклита стояла
У греческих, белых колон
И воинам громко вещала,
Что счастье – в отсутствие войн.

Ты «бредила» Грецией в детстве,
Во сне тебе пел Аполлон…
Но юность твою расстреляли,
Прицельно с разбитых окон.

В ногах нарывали осколки.
Но бедам войны, вопреки,
Писала ты, памяти строки
С названьем простым «дневники».

Так пусть долгожданная книга
Расскажет про «этих и тех»
Безвинно погибших помянет,
Откроет геройство и грех.



Моему отцу Анатолию

Спорщик вечный, лохматый папаня,
Долго вместе, не выпало жить…
Каюсь, ерничала временами:
Мне хотелось семью и любить.

Жаль испортил нас, как у Булгакова
Вечной болью квартирный вопрос…
Но мечтали мы, одинаково:
Чтоб народ жил без боли, без слез.

Благодарна за то, что узнала
Твоих мужественных друзей.
И гражданственность кровью алой
В венах - памятью о тебе.

Ты отец, дорог мне обещанием,
В бой за правду идти до конца…
Потому так прекрасно сияние
Вокруг глаз дорогих и лица.



Маме Галине

Мама, мамочка мне не хватает
Нимба рыжих твоих волос
Глаз зеленых, что многое знают,
И улыбки и ласковых слез 

Ты - мое далекое детство,
Ты - сумбурная юность моя.
Коммуналка, друзья по соседству,
И стихи про любовь и моря.

Книг истории шепот усталый,
Театр и музыка - навсегда!
Ты учила не быть бесправной,
И любимой быть, иногда.

Мама, ты мои лучшие годы
В путешествиях, в залах кино.
Паровозы, тогда пароходы,
Жаль, что это все было давно...

Ты - мой сталкер, мой первый учитель
Ты - заложница войн и потерь
Знаешь, ласковый мой небожитель,
Здесь не стало лучше, поверь.

Мне, во сне расскажи как прежде
Сказку, где побеждает добро,
Растеряла я крохи надежды,
Не была счастливой давно.

Возроди мне прежние силы,
Успокой, укажи мне путь,
И в забытой своей могиле
Ты родная, меня, не забудь.



На смерть бабушки Юлии.

Со смертью напутали боги,
Могли  бы придумать иначе
Болезни, потопы, войны -
Мы меньше смеемся, чем плачем!

Великое чудо - дети 
Совместное с небом творенье, 
Для  них  придуманы ноты
И строчки  стихотворений, 

Как славно поют здесь птицы!
Как классно поднялись травы!
Мне часто полет мой снится 
И добрые руки мамы...  

Украсим поступками будни
Лихим подлецам не уступим! 
Давайте добрыми будем, 
Пусть помнят такими люди.




Достали!

Все чаще я слышу «достали»
Так сонный кряхтит ребенок.
А кто? «Воспитатели, няни» -
Твердит он печально спросонок.

Достали! Бросаю школу –
Подросток кричит, убегая,
Задорный он был, веселый.
Я помню это. Я знаю.

"Достали "– звучит отовсюду
Из уст молодых и старых.
Устали, издерганы люди.
В больших городах и малых.

И в тюрьмах, где исправление,
Задумано, вроде, серьезно.
"Достали" – хрипят заключенные,
Хватая губами воздух.

А в божеском интернате,
Где правит небесная сила,
«Достали священники – дяди» -
Рыдает отрок бессильно.

«Достали»… - от голода стонут,
Вокруг пенсионеры
Религий так сладок омут –
Да только цены без меры…

И с взрослыми, и с ребенком
О, сколько же я  рыдала!
"Достали подонки в погонах -
Все врут: от конца до начала!"




песня о Жизни и Смерти

Я мистик.
Потому не петь о жизни не могу!
Я обману повторно смерть -
Танцуя на лугу.

Но обещание даю!
Однажды покорюсь.
Я землю милую люблю,
Я по ночам молюсь.

Потом, поздней за мной придешь
И лучше по весне.
В другом краю меня найдешь,
Совсем в другой стране…

Бегу по битым кирпичам,
По глине, по песку.
О, смерть, прости!
Я уклонюсь от пули по виску.

Сейчас не время: не могу!
Мне б книгу дописать.
Мне б отомстить лжецу-врагу,
И фильм о правде снять…

Дождаться внуков, их обнять.
По лесу погулять.
Своих детей расцеловать,
И помощь людям дать.

Тем, кто разрушен не слегка
И знает боль души…
Смерть, потерпи!
Ну а пока – врагов моих ищи.

Ты тоже женщина и мать,
И Ты меня поймешь
И, сделав план свой без меня,
Немного отдохнёшь…

 2012г.




Знание

Я поднимусь свободна,
Солнечна и легка.
И поплыву по безводью
В белые облака.

Стану вольнее птицы,
Грани границ стирать
Мысль всех быстрее мчится -
Мыслью смогу созидать.

Исполню мечты и желания.
И встречу, кого захочу…
Откроются древние знания.
Завидуйте! Я…лечу!!!

Придут знакомые звери,
Что в доме жили моем.
Смягчали мои потери,
И грели ночью и днем.

Соскучусь – увижу озеро
А может, зеленый лес…
И новое стихотворение,
И маму... Много чудес.

Но главное! Встречу любимого,
Без скорби коснусь руки.
И стану самой счастливой
Всем бедам земным вопреки.

 2012г.




Твой телефон молчит

Твой телефон молчит:
Что это значит?
Случайное нажатье хитрой кнопки?
А в парке на скамье, листы промокли
И дождь осенний -
Как обычно, плачет.

Устала? Заболела?
Или с крыши –
Сама шагнуть решила,
Будто птица…
Возможно, спишь и лето тебе снится,
В углу скребут и гадят злые мыши.

Вдруг неожиданно
Любимый объявился?
Далекий, тот.
Что родом с поднебесья.
И тихая звучит гитары песня,
И рядом он,
Никем незаменимый.

Гуляли вы, промокли.
И целуясь, смеетесь
Своей памяти подвластны…
А дождь стучит по лужам безучастно.
И пляшет в окнах
Сам собой любуясь.

А я шепчу в слепую тишину,
«Вернись! Я все прощу. Я все пойму».

 Древние карты

На древних картах мало суши,
Сильна Великая вода,
И круг рождений, быстро руша,
Стихия верх берёт всегда.

Всё повторится. Это – верно,
Причины копим неспроста,
Рыдая сердцем вдохновенно
У ног распятого Христа.

Веками рушили и били,
В вино и в пищу клали яд,
И Мухаммеда погубили,
Когда-то, много лет назад.

Родится Новый Гаутама,
Дворец оставит, в путь уйдёт...
А многорукий Шива славно
Скопирует земной народ.

Мудры законы Видевдата,
Их следует восстановить.
С прекрасной, юною Астартой
Цветами Землю засадить.

Из книг учёных-звездочётов
Возьмём всех знаний багажи,
Они помогут вспомнить что-то,
Чем стоит в жизни дорожить.

Весь смысл в Любви и в Состраданье,
Ко всем, кто в этот мир пришли,
А галерея древних знаний, -
История родной Земли.




Посвящается Дневнику Жеребцовой Полины
стихи от имени моей дочери.

Я родилась в "горячей точке"
Мне дом мой часто снится ночью
Мой двор и все, кто жили рядом
И школа та, за детским садом
Мне 9 лет. Я на рассвете
Пою совсем как птичьи дети.
Спешу: мне мусор высыпать,
Потом с собакой погулять.
Чуток на турнике качнуться
И быстро к завтраку вернуться.
Уж чай налит. Остыл немного
Бегу до школьного порога.
Вот только слышен дальний гром
Наверно, дождик будет днём,
И в тучах чёрен горизонт…
Быть может, захватить мне зонт?
Не верю я, что решено
Мой город весь разбить давно,
И в нас стрелять, как в птиц летящих,
Из дул начищенных, блестящих
Наперекор расту упрямо,
Учусь не плакать и не есть,
Как хорошо, что рядом мама,
Запас муки на кухне есть
Впервые делаю «болтушку»:
Вода, мука и мелко лук,
Храню любимые игрушки,
Скрываю первый свой испуг,
Хочу быть грамотной и смелой
И самым слабым помогать
Веду дневник, пусть неумело
Мне неохота умирать
Мечтаю из больницы деда
Домой скорее привезти.
И чтобы было вдоволь хлеба
И чтобы всех вокруг спасти.
Дед был солдатом и героем
И есть медали у него,
Но бомбы на больницу роем
И не осталось ничего.
Похоронили без обстрела
Всё удалось на день шестой,
И сразу мама заболела:
Мой дед – её отец родной.
Пришли к нам жить наши соседи
Опасно в верхних этажах
Мы ссоримся, ведём беседы
И песней прогоняем страх.
Теперь я знаю боль разлуки
Я как солдат лежать могу
Сцепив над головою руки,
В комочек сжавшись, на снегу.
Растаял снег. Убрались воры
Латаем стену у окна,
Достали бабушкины шторы
В развалинах царит весна.
Бывает по ночам обстрелы…
Есть мины под травой в саду,
Но ищем мы черешню смело,
Её меняем на еду.
Мы плачем с мамой, видя город,
Но надо как-то выживать…
И я согласна, я не спорю,
Мы ходим церковь убирать.
Там нам дают еду, одежду,
Как премию иль гонорар,
Несём всё бережно и нежно
И раздаём, кто болен, стар.
Убили наверху соседа
Захват квартиры и добра,
Он был чуть-чуть похож на деда,
Сосед из нашего двора.
А летом школа. Как я рада!
Там мальчик есть, он лучше всех.
С небес нам падают наградой,
Нас лечат: книги шутки, смех.
Работы нет. И мы торгуем
Рыбалка деда и вода…
С мечтой о первом поцелуе
Пишу стихи я иногда
Веду дневник – в нём моя радость
Скупа и сказочно мала...
В нём больше про мою усталость,
Боязнь, чтоб мать не умерла
А маме снова танки снятся
И силы нет порой подняться…
Я маму, как могу, лечу,
Колю уколы, не ворчу.
Расту! Твердят: «Война вновь будет…»,
Куда-то уезжают люди.
Каникулы. Мы на базаре -
Товары в долг мы с мамой взяли.
Как многие, что с нами рядом
Чеченка здесь с небесным взглядом
Торгуем дружно. Дали место
Соседка просит: «Стань невесткой,
Мы подождём. Окончишь школу…»
Шепчу смущённо: «Не готова…»
«Сын не лентяй! Он не скучает,
Студентом вуза стать мечтает
Знакомят нас, но сразу, вдруг
Понравился его мне друг.
Мы через стол поговорили
И поняли, что полюбили…
Друг тот мне книгу подарил,
Улыбкой светлой покорил
 … … …
Мне страшно говорить об этом:
На рынок бросили ракету.
Он нёс меня на перевязку,
Мне страшно. Я попала в сказку
Со странным именем «Война»
Убитых много. Кровь видна.
Но я расту! Зачем расту?
Придумала себе мечту:
Я дневники свои издам,
Виновным будут стыд и срам.
Пусть все читают и увидят,
Как гибнут, любят, ненавидят,
Как лгут, фальшиво рот кривя,
И продают самих себя…
Как незнакомые друг другу
Хлеб делят с кипятком по кругу
И к раненым в огонь спешат,
Морозным воздухом дыша.
Как сбросить тёплую одежду,
Чтобы убитого накрыть
И не терять своей надежды,
Души своей не погубить
 … … …
Читайте боль мою и память
Меня теперь лишь море манит,
Хочу упасть в его волну –
Забыть, не думать про войну
Но… Невозможно, к сожаленью,
Война в моих стихотвореньях,
В моих рисунках и в рассказах,
Как злая, подлая зараза.
Сейчас болею очень много
За мир огромный есть тревога.
Сил нет. Всё сломано внутри
Дневник! Живи и говори.

6.03.2011




Властям

Удачливые дети,
Счастливые отцы
Народу даже в бреде
Не видеть их дворцы.

Еду бы взять «под запись»,
От холода не сгнить
Есть в разделенье зависть,
Что хуже может быть?!

И юность в восемнадцать
Не знает, как ей жить.
Метал на свалках ищет,
И начинает пить…

Ненужные в никчёмность
Толпой идём вперёд
Попали к аферистам
В "весёлый хоровод".

 2012г.




Пророку Магомеду

Иисус учил: - Придет Другой
К другому мудрому народу
И Ты явился в мир земной,
Чтоб улучшать людей природу.

И смуглость твоего плеча,
И война мужество и смелость
Сошлись едино как печать
Как сила духа в нашем теле.

Устав от мира, где разврат,
К Тебе толпой тянулись люди,
И много лет и стар, и млад,
Твое ученье не забудут.

Коран в листах смогла сберечь
Айша твоя жена – подруга
Через Тебя Аллах учил,
Как жить достойно друг для друга.

Как женщин не пускать в порок,
Воспитывать детей, чтить старших
Чтоб каждый знал – обязан он
Помочь и нищим, и скитальцам.

Аллах заставил прекратить
Сраженья. В дни, где праздник Веры,
Ушам не верить – лишь глазам,
Корить вранье и лицемерье.

Испания у ног падет
Учеников твоих однажды
И много воинов отважных,
Свой срок земной переживет.

Ты учишь подвигу, любви
И бескорыстью в важном деле,
А это есть всегда лишь Вера
Одна для всех краев Земли.

2011г.




*****
Я по млечному пути,
Что чуть выше крыши,
Буду вверх лететь, идти,
Музыку услышав.

Сферы неба не круглы,
Как с Земли казалось,
А внизу горят огни,
Мне, как звёздочки они,
Если поднимаюсь…



Больничные стены, палата

Больничные стены, палата,
Здесь стоны и плач по ночам
И Смерть с лицом будто вата
Приходит, скрывая печаль.

Расплатой за наши поступки,
Ошибки всех предков в веках,
Их Вечность впитала, как губка,
И спрятала в сейф в облаках.

Там, в списках: врачи и солдаты,
Хапуги, вкусившие власть…,
Есть жертвы костров и пираты -
Храним с ними вечную связь.

Убившие дерево, деток,
Сгубившие будни в вине…
Нам дарят горсти таблеток,
И капельниц тень на стене.




Нелюбовь

Достиженья малы – ерунда,
А мечты, будто хрупкие льдинки
И бегут, соревнуясь, морщинки
С переносицы к контурам рта…

Сердце в шрамах. Нет силы подняться.
Всё украли, что только смоги…
И окрепло желанье расстаться
С этой грязной площадкой земли.

В путь! Скорее! От злого порога.
В те края, где жива благодать…
Тороплюсь, собираясь в дорогу,
Для того чтоб не здесь умирать.

2012г.




Дождь и солнце и радуга

Дождь и солнце и… радуга, -
Мост огромный, цветной,
Замерев, пусть ненадолго
Я любуюсь тобой.

Из дуги смотрят лучники,
Словно дети в окно
И к земле тянут ручки -
Мы для них, как кино.

Мир людей. В нём – безумие,
От любви до вражды,
Потому в полнолунье
Умирают цветы…,

А машины-игрушки
Развлекают народ,
И стреляют из пушек
Кто в кого попадёт?

Бьют детей парни шустрые.
Жаль! Привыкли к войне…
У берёз глаза грустные,
Что разумно вполне.

Вновь стаканы наполнятся,
Вновь кружит вороньё…
Далеко, за околицей
Бродит сердце моё.

Там ветра, там безлюдье,
Там из радуги мост,
Мы друг другу не судьи:
Кто хитёр и кто прост.

Но об этом забыли…
Всем давно всё равно,
Вновь кого-то убили,
Вновь ступили в… г*вно.

В небе мост. Он – спасение
От друзей, от врагов.
Ждут ли там: утешение,
Доброта и любовь?!



Лягушонок

Лягушонок маленький -
Он - траве под стать
Он сыночек маменькин,
Взрослым хочет стать.

Муху съесть огромную,
Иметь большой живот,
Научиться песни петь 
И не знать забот!

И чтоб лужа вечно
Теплою была,
И чтоб мама вечером
Мотылька дала.

Чтоб скакать по листикам 
Прямо в камыши  
И смеяться весело,
Честно, от души

Мне б с тем лягушоночком
В заводи скакать,
Мне бы с милой мамою
Весело играть!

Быть, как в детстве, маленькой
И не знать забот.
Не хочу быть старенькой
И хрипеть как кот.



Ресторан

Певцу кричат всё громче: «Браво!»,
И пары дружно топчут пол…
А я взъерошенный, усталый,
Смотрю лишь на соседний стол.

Без сигареты, без бокала
Там женщина одна сидит,
Лишь чашку кофе заказала,
По телефону говорит.

Слезинок нет. И нет улыбки.
Закрыла штора часть окна,
Поёт артист и плачет скрипка,
А за окном царит весна…

И кофе в чашке не волнует,
Не трогают: вода и лёд.
Я скрытно женщину рисую,
Пусть ей немного повезёт.

Добавлю ей цветы и блюдо
На самом краешке стола,
Чтоб ожила она, как чудо,
И снова чувствовать могла.

 2009 год.



Сегодня в России

На пенсиях - экономия,
Голодные люди - не в счет.
А власть, свой «общак» узаконив,
В оффшоры деньжищи везет.

Нет в списках детей-инвалидов,
Молоденьких горестных вдов...
Все схвачено сытыми гнидами
Элитной касты воров.

Ворам государство доверили,
А сами - продукты в долг...
Запутаны суеверием
О том, что судья всем БОГ.

У каждого свой - так удобно.
Единого - разделить!
Единство в народе пагубно,
Ведь может страну изменить.



Русским ребятам

Дневники почитайте раненого ребенка
В них война и насилье, и жадность подонков
Безработные сел в Чечне стали богаче
И смотрелись с оружьем круче Версачи.

Выживали убийцы, но горели их раны
Кто-то кольцами с мертвых наполнил карманы
Были смелые парни: не предали креста,
И посмертно узнали они милость Христа.

Но у многих остались мать и жена.
Виновата война! Виновата война!

Память сердца их - пепел сброшенных с Рая.
Боль души как унять: в прохожих стреляя?
Вновь ненужность, безденежье у витрин магазинов.
Утвердиться, возможно, избивая невинных.

Вам в полицию можно идти, и в министры
Ведь вы смелые, сильные, ловкие, быстрые.
Только жуткие сны с дозой в чуть единиц -
Превращаются парни в самоубийц

Беспредел хуже оспы, тифа, холеры.
В нищете жить не просто - издерганы нервы.
Вас придется бояться. Вас исправить не в силах -
Ни чины, ни богатство. Вас сгубила Россия!



Чеченским ребятам

Грела вера. Твердым словом наставляли старики.
Торопливо и сурово парни шли в боевики.
Перед каждым мать стояла, потускнев от слез:
- Обещай, мне возвратиться, в дом, в котором рос!

Нашу нефть и нашу землю силой не отнять
Вряд ли оборотни смогут - Нужно нас убрать!
В банках мощных хотят полнить личные счета,
Горе нам, и горы стонут эхом неспроста.

Мы, сынок, всегда дружили, вместе все росли.
Выселение забыли, хватит всем земли!
Будет русский в бою ранен - сердцем пощади:
Эти люди, эти парни нам не все враги.

Их обманом заманули, денег обещав
Их сироты так же стонут: им и нам - нищать
Натравили друг на друга горе-хитрецы
Все правители хапуги, свиньи, подлецы!

Горе будет в каждом доме: в русском, и у нас.
Мир земли такой огромный - бой за нефть сейчас
Власть народ не стала слушать. Жадность-черный крот
Смерть возьмет к себе всех лучших, каждый день и год
Ох, опять не будет хлеба. Как мне деток жаль!-

И в глазах ее светились горе и печаль.




Наше время

Правдолюбов изводят клеветою так часто,
Что история наша, увы, не нова.
А чиновники делят награды и власти
И калечат людей за слова... За слова!

Всюду блат и коррупция, в пьянстве порока
Миллионами бредят больные умы.
И стареют сердца, разбиваясь до срока.
И от лютого хамства бегут из страны...

Ложью травят умы и палят в неугодных.
В тех разумных, полезных, в ком нации цвет.
Пушкин также погиб, он - наш гений свободный,
А теперь к ваххабитам причислен поэт.

За стихи о Кавказе, за стихи о Коране!
А Высоцкий - за песню свою о волках!
И апостол Тальков, промелькнув на экране,
Вместе с Виктором Цоем низвергнуты в прах.

Учат страхом: «Молчать!» и в чести соглашатель,
Может так повторился крепостничества век?
Или иго татар? Власти нужен, приятен
Одичавший от лжи и от зла человек?

Наше время стучит пулей с центром смещенным,
В наше время пираты дерзают в морях.
И легко, без проблем можно стать заключенным
Без вины, без улик, в полицейских руках...




Будни

Пучок зеленый лука и петрушки.
Стакан воды. А рядом: хлеб и соль -
Так завтракают многие старушки,
А сыновья с похмелья пьют рассол.

И внуки пьют, скрываясь за забором.
В затяжку внучка учится курить.
Они растут и видят: только воры,
Менты и торгаши - умеют жить.

Не хочется им в нищете томиться.
На свалке рыться, чтоб найти металл.
А хочется по-взрослому напиться,
Чтоб от обиды голос не дрожал.

Так гибнут села. Безработных - море,
У бабушек обедать научась,
Живут и женятся, не зная горя.
Без радости труда, не торопясь.

И сонно по полудню поднимаясь,
Идут искать друзей. Чтоб снова пить!
И массово тупеют. Вот ведь жалость.
Так молоды! Лишь начинают жить.

Хитрющие, их здесь обдурят «дяди»
Зомбируя под водку и винцо.
Направят на убийство, на ночь глядя,
Вручат деньжат от группы подлецов.

Сломают жизнь. Чужую, ведь не жалко.
Используют подсобный материал.
Они - в сторонке. Им чины-награды.
Так сатана в России правит бал.



Мечта усталого Бога

Бог вздрагивает, икая,
Ведь в чаше и кровь, и пепел.
Бог юность свою вспоминает,
где Рай был высок и светел.

Боится, ворвутся люди,
Беседу ведя автоматом.
Не скоро руины остудит
Забвенья неспешная вата

Печальна военная повесть
Ломать ведь легче, чем строить
И Бога все чаще совесть
Теперь по ночам беспокоит

Зачем допустил я все это?
Ведь можно было иначе...
И так на земле все люди
Рождаясь, заранее плачут

Вот если б начать все с начала!
И снова вернуть то время
Я стер бы тогда без печали,
Все злое людское племя

Чтоб вновь ее рождались уроды,
Не множились так ретиво
Века Бог листает, как годы -
А Грозный такой красивый!

Счастливые люди в нем жили,
Влюблялись, родили деток
Работали, много дружили
Его отраженье есть где-то.

- Его сохраню - Бог мечтает: -
Ему подарю я прощенье -
И мудрые книги читает,
И ярче Его озаренье.





Я куплю алый шелк на парус

Если стану миллионером,
То, пожалуй, сделаю так:
Я возьму с собой совесть и веру, 
Пару птиц, пару кошек, собак.

Я куплю алый шелк на парус,
Захвачу еды и питья.
По реке широкой отправлюсь,  
Океаны смотреть и моря.

Я раздам миллионов остатки
Всем друзьям и своим врагам.
Пусть дерутся, дерзки и гадки! 
Пусть помянут и здесь, и там!

И на острове, где безлюдно
Я построю маленький дом.
Это будет совсем не трудно:
Дверь, окно, и стол под окном

Стол поможет, писать по памяти
Повесть жизни из дней и ночей.
Прочитав, вы меня - помяните,
В беге новых стремительных дней

И научитесь позабытому -
Понимать, любить, сострадать
И вам станет, не жаль, убитому
Свою новую куртку отдать.

Вы научитесь быстро и ловко
Хлеб последний делить на всех,
И узнав, как бывает горько -
Вы оцените шутки и смех.

И постигнув разлук минуты,
И потерь грозовых года,
Жизнь мою со мною, как будто,
Вы повторите господа!



Книга издана  московским издательством "Волшебный Фонарь" в 2015 году.